Ноябрь 3

Юрий Поляков: "Фильмы о войне, снятые в разные периоды, имеют разные функции&quot

Юрий Поляков: "Фильмы о войне, снятые в разные периоды, имеют разные функции&quot10 мая 2015

На канале ТВЦ прошёл специальный выпуск ток-шоу «Право знать!», посвящённый 70-годовщине Победы в Великой Отечественной войне.

Гостями Сергея Минаева и программы «Право знать» стали: писатель, главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов, писатель, главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, кинорежиссёр, народный артист РФ Карен Шахназаров, продюсер Игорь Угольников.

Что такое патриотизм сегодня? Почему возрос интерес к фильмам о войне? Что такое Победа для нынешней молодёжи? Какими должны быть фильмы? Запретят ли советское кино на Украине? Эти и другие темы обсудили участники в ходе программы «Право знать».

Как воспринимает войну нынешнее молодое поколение? Единственный возможный вариант донести правду о войне – это искусство, театр, кино, книги?

Александр Проханов: «Думаю, нет. Победа сегодня является религиозной категорией – не военной, не геополитической. В ходе этой войны решались проблемы существования на земле райских представлений о человеческих смыслах или адских представлений. Сражались силы ада и силы света. Победа – это икона, то, что не поддаётся осквернению. И эта икона с каждым годом всё больше сияет, и молодые люди, глядя на это сияние, преображаются».

Большое количество фильмов о войне – это следствие востребованности тренда патриотизма? И вообще – зачем снимать фильмы о войне?

Карен Шахназаров: «Если мне тема близка, волнует, тогда я снимаю картину, в том числе и о войне. Пожалуй, только один фильм я снимал с идеей, что нужна военная картина – «Звезда». И это была первая картина на эту тему спустя 9 лет после распада СССР».

Юрий Поляков: «Фильмы о войне, снятые в разные периоды, имеют разные функции. Во время войны – пропагандистские, затем начали разбираться в «запретных темах» – «Живые и мёртвые», «В окопах Сталинграда» и т. д. С окончанием «оттепели» начался период романтизации, героизации войны, от которой немного отошли. Затем – фильмы о штрафбатах, заградотрядах, по которым, думаю, мы план уже перевыполнили».

В США в фильмах о войне действуют супергерои. Нужна ли нам сейчас героизация войны и её участников?

Игорь Угольников: «Фильмы о войне нужно делать правдивыми. Не надо искать героизацию в чём-то придуманном, ведь было столько реального героизма в ходе войны. Не стоит дополнительно заигрывать со зрителем, чтобы в любую историю о войне вплетать ещё, допустим, детективный сюжет. История войны изобилует сюжетами, их нужно искать, превращать в сценарии, экранизировать. Ничего другого, думаю, дополнительно не нужно».

Карен Шахназаров: «Я не во всём согласен с этим мнением. Я думаю, что существует только одна правда – правда художественная. А она определяется мерой таланта. В своё время на «Мосфильме» снималось много фильмов о войне, но осталось в памяти от силы 20. Остальное было просто неталантливо».

В 60-70 годы фашисты в фильмах были недалёкими, слабыми, одномерными. Но вот появились «17 мгновений весны». Враг там показан умным, сильным, с человеческой историей. Так врага надо показывать?

Игорь Угольников: «Смотря с какой стороны смотреть на истории, которые мы создаём для зрителя. Если фильм о Брестской крепости, то мы должны показать врага глазами её защитников – безжалостными убийцами. В глазах же Штирлица – враг умный, хитрый, расчётливый. Только так его можно победить».

Юрий Поляков: «Должен отметить, что и в более ранние годы выходили фильмы, где к врагу относились серьёзно: «Вызываем огонь на себя», трилогия о «Сатурне». В то же время на Западе выходили фильмы с абсолютными карикатурами на нас. Так что советский кинематограф был гораздо более объективным».

На Украине запрещены к показу российские фильмы, рассказывающие о работе силовых структур, органов правопорядка. Не попадут ли в этот список и советские фильмы о войне?

Игорь Угольников: «Я думаю, это временно. Время всё расставит по своим местам. Лично для меня украинский кинотелерынок закрыт, и я не сильно переживаю по этому поводу».

Когда мы сможем нормально разговаривать с Украиной?

Александр Проханов: «Что может быть страшнее германского нашествия? Но мы помирились с немцами. Это закон истории: солдаты всегда правы и они всегда найдут общий язык. И с Украиной мы найдём общий язык».

Что такое патриотизм сегодня?

Игорь Угольников: «К сожалению, мы вспоминаем о слове «патриотизм», когда приходит большая беда и становится совсем плохо, как было в годы войны. В 90-е годы это слово было истрёпано и поругано в сознании людей. Вспомним хотя бы ходовой тогда термин – «квасной патриотизм». Теперь его смысл возвращается».

Юрий Поляков: «Этой проблемой стали заниматься где-то в 2005 году. Страна досталась новому президенту в таком состоянии, что её просто надо было предохранить от распада. Людей надо было настраивать на исторический оптимизм».

Карен Шахназаров: «Меняется само понимание слова «патриотизм». Как бы мы ни говорили о нём, как о любви к берёзкам, в любом патриотизме есть ещё и личный интерес. Американцы патриотичны, потому что им выгодно: за этим стоит экономика, развитие собственного бизнеса и так далее. И если каждый из нас посмотрит внутрь себя, он поймёт, что этот интерес есть. Кому-то нужны читатели, кому-то зрители, кому-то рынки – и в этом направлении мы сейчас идём».


Метки: , , ,
Copyright 2017. Все права защищены.

Опубликовано 03.11.2018 admin в категории "Зачем нужны фильмы о войне